Энциклопедия женского здоровья. Дениз Фоули, Эйлин Нечас

Вспышки насилия начинались внезапно. Их почти никогда нельзя было предугадать.

"Я вспоминаю, как однажды, выходя из дома, он сказал: "Я люблю тебя больше всего на свете". В следующий раз я вижу, как он тащил меня с дивана и душил, пока я не потеряла сознание. Очнувшись, я увидела, что лежу на газоне перед домом. Я могла бы умереть".

Иногда он швырял ее о стену снова и снова, пока она не падала и больше не могла подняться. Однажды он затащил ее в подвал и заставил смотреть, как он точит топор.

"Но хуже всего было, когда он заставлял меня стоять неподвижно и буквально рвал на части. Я умоляла его: "Пожалуйста, не надо". Он уничтожил меня".

Но она никому не говорила о том, что происходит. Ее друзья и родственники жили далеко. Она боялась, что они не поверят ей или откажутся помочь. Ей в голову приходила мысль: "Я так ужасна, что любой, оказавшийся рядом, теряет самообладание, и ему хочется избить меня". Она не работала, поэтому у нее не было денег, чтобы с их помощью найти выход. "Когда вас держат на прицеле и говорят вам, что вы не будете работать, у вас не хватит смелости устроиться на работу. В моем кошельке никогда не было и двух центов", - вспоминает она.

В течение трех лет Элизабет была заложницей террориста, который считался ее мужем. Она боялась уйти, боялась за свою жизнь. "Я не могла вырваться, - говорит она, - как олень не может вырваться из пучка света автомобильных огней".